Бережливое производство и охрана труда!

Концепция «бережливого производства» была создана в компании Тойота, а поскольку успехи последней общеизвестны, то и методы бережливого производства начали широко применяться на других предприятиях. Наибольшее применение концепция бережливого производства имеет место там, где эта концепция и была создана – в машиностроении. Заметим, что она может быть успешно применена в строительстве и в других отраслях, характеризующихся либо огромным набором инструментов, либо огромным набором «комплектующих».

Эта замечательная концепция имеет огромную «теорию», паразитирующую на прекрасной практической полезности всех методов «бережливого производства», огромную армию маркетологов, заслуженно продвигающую эти методы в практику, и, наконец, практически неограниченный набор различных методов «наведения порядка» в организации производства. Эти «три лица» бережливого производства следует различать.

В соответствии с теорией бережливого производства вся деятельность предприятия делится на операции и процессы, добавляющие ценность для потребителя, и операции и процессы, не добавляющие ценности для потребителя. Задачей «бережливого производства» является планомерное сокращение процессов и операций, не добавляющих ценности. Такова экономическая «идеология» бережливого производства, как разновидности менеджмента.

И в первую очередь это касается логистики и хранения инструментов, сырья, материалов, комплектующих, т.е. «промежуточных продуктов» деятельности. Упорядочение всей этой системы при больших объемах производства позволяет существенно экономить на «разбазаривание времени сотрудников» на поиски «нужного», на совершение лишних движений, бесцельных хождений и т.п. «лишних» с позиции конечного продукта операций в обстановке «плохо организованного» производства.

Вообще, на наш, и не только наш, взгляд, главное достоинство «бережливого производства» это наведение ПОРЯДКА, что немедленно сказывается и на производительности, и на качестве, и на дисциплине труда и производства. А это все благо!

Общеизвестно, что любая деятельность требует и сознательного к ней отношения и эмоционального. В условиях коллективизма японского общества и позиций традиционного японского мировоззрения все этого привело к тотальности «бережливого проветривания», к неукоснительному соблюдению всех ритуалов этой новой «религии» культуры производства. Американские специалисты по управлению превратили концепцию и методы «бережливого производства» в высококачественный коммерческий продукт и весьма в этом преуспели. Отдавая должное самому «бережливому производству», мы советуем не завораживаться всеми произносящимися с придыханием иностранными словами и терминами (особенно звучащими, как магические заклинания, японскими словами), ибо дело не в них, а в самой системе НАВЕДЕНИЯ ПОРЯДКА, ОПТИМИЗАЦИИ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ СРЕДЫ И ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОПЕРАЦИЙ!!! Именно в этом, а не в названиях – сила бережливого производства. И еще в одном очень важном моменте!

Японская традиционная культура производства в своей сущности основана на коллективизме, на естественном принятии корпоративных ценностей, на том, что рабочий считает производство «своим», и трудится на нем не за «страх», а на «совесть». Идеальной моделью отношения работодателя и работника является своеобразная модель «патернализма», когда работодатель заботится о рабочем как о члене своей семьи, а благодарный рабочий ведет себя соответственно и «слушается старших», что закрепляется стремлением и традициями работать на одном месте (в одной организации) ВСЮ ЖИЗНЬ! Если учесть, что традиционная система классического образования в Японии реально учит (не хуже, чем при советском социализме) и очень и очень жестко «отбирает» успешных, то японский «менеджмент» на несколько голов выше своих рабочих. Их можно слушаться! Они дело знают!

В отличие от японской модели или советской модели основная капиталистическая модель отношений на производстве (наиболее ярко воплотившаяся в Америке) основана на индивидуализме и тейлоризме, как средстве встраивания «индивидуала» с его «я» в производственный «конвейер» — цепочку индивидуальных действий и мотивов. Известно, что эта модель проиграла соревнования с японской, и японские автомашины покорили мир, включая Америку, существенно потеснив великий американский автопром, с которого начались «чудеса» ХХ века.

Эта «японская модель» стала продвигаться в практику американских предприятий, конечно, не как коллективистская модель, что неприемлемо американскому менталитету, а как часть либо «внедрения», либо «функционирования» бережливого производства. И неважно чему и как учат трудовой коллектив. Важно то, что рабочие чувствуют ВНИМАНИЕ администрации к ним как к ЛЮДЯМ, как к ЛИЧНОСТЯМ, как к СУБЪЕКТАМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, а не как тупым и молчаливым винтикам огромного конвейера по производству богатства для далеких собственников. И в это также внесло свою лепту в УСПЕХ бережливого производства.

А ведь идея вовлечения коллектива в управление и организацию производства — одна из самых мощных идей в охране труда, признаваемых всем миром, но наиболее эффективно внедренных в Финляндии, стране – лидере успехов в охране труда. Это идея ВОВЛЕЧЕНИЯ В УПРАВЛЕНИЕ ОХРАНОЙ ТРУДА простых работников-исполнителей, никак не участвующих в управлении, просто работающих на своих рабочих местах и все! Это идея воплощена в нашей стране в институте уполномоченных (доверенных) лиц по охране труда. Так что неявно, но глубинные идеи ОРГАНИЗАЦИИ бережливого производства и основы его УСПЕХА очень и очень плодотворны для охраны труда.

Но где же охрана труда в самом бережливом производстве? Как она связана с ним? Что оно дает для нее?

Строго говоря, с позиции сокращения производственных процессов и операций, не добавляющих ценности готовому продукту, охране труда нет места в бережливом производстве, ибо «охрана труда работников» никакой видимой ценности в готовый продукт не добавляет. Вот почему в знаменитой методологии «5S» нет Safety (безопасности). Она осталась за кулисами.

Но убрать процедуры охраны труда и безопасности производства НЕВОЗМОЖНО даже в бережливом производстве, ограничивающим себя во всем ЛИШНЕМ, ибо, хотя потребительская ценность продукта не прирастает, растет (и сумасшедшим образом) УЩЕРБ. И это уже деньги! А цель бережливого производства – ОПТИМИЗАЦИЯ ЗАТРАТ И «ЛИШНИХ» ДВИЖЕНИЙ. Но охрана труда никогда не была лишней! Она – неотъемлемый элемент любого производства, повторим ЛЮБОГО! Хочется этого нам или нет – не суть!

Задача охраны труда никак не связана с увеличением ПРИБЫЛИ, а исключительно направлена на предотвращение УЩЕРБА!

Именно поэтому охрана труда, так или иначе, существует в ЛЮБОЙ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ МОДЕЛИ, только вопрос – Как существует? Оптимально или плохо?

По нашему мнению, организация бережливого производства позволяет охране труда существовать в данной организации наиболее оптимальным образом.

Почему так? Потому, что «бережливое производство» — всего лишь одна из многочисленных моделей «научной организации труда», наводящей (повторимся!) ПОРЯДОК и еще раз ПОРЯДОК в производстве работ, технологических операциях, ПОРЯДОК и технический, и технологический, и организационно-управленческий.

Однажды, в 1931 году в Москве, Центральный институт труда (директор – А.К. Гастев), развивавший идеи научной организации труда, провел сравнение влияния разных методов укладки кирпичей. Высшим достижением тогда считалась американская методика, позволявшая выкладывать 350 штук в час. При помощи традиционного русского способа, рабочий выложил тогда 327 кирпичей, при помощи усовершенствованного американского — 452, а по научно обоснованному методу — 907 кирпичей. Вот вам, и польза научной организации труда!

Бережливое производство очень эффективно. Его идеи эффективны и в охране труда – они означают освоение работниками ТОЛЬКО правильных движений и приемов труда, они означают, что инструкции по охране руда должны быть заполнены не тем, ЧТО ЗАПРЕЩЕНО, а тем, что и только что нужно делать!

Но даже, если бережливое производство всего лишь только наведет при своем внедрении «порядок», то и это огромное благо, ибо порядок – истинная «пища богов» для охраны труда.

Существует упорно пропагандируемое мнение, что безопасные условия труда — это условия труда без опасностей!!! Это очень превратное и очень опасное мнение. Его истоки в лексике русского языка, в словах «опасность» и «безопасность», которые так близки. Но «безопасные» не значат «без опасностей». Безопасные условия труда – это условия труда с низким, допустимым, приемлемым на практике риском, это условия труда не без опасностей, а без рисков, «безрисковые» условия труда.

Поясним это. Заметим, что правильные действия по защите могут быть основаны только на правильном понимании реальности, а правильное понимание происходит в словах. Если слов в своем языке не хватает, то нужно смотреть, что делается в других языках. Лидером здесь является английский язык, поскольку все идеи и первоначальные нормативные документы о системах управления пришли к нам из Великобритании.

В английском языке – «опасности» именуют такие свойства объектов или процессов, которые при контакте с человеком «причиняют вред» его организму в огромном диапазоне последствий от усталости до смерти (!!!), а «риски» именуют такие условия деятельности человека, которые не исключают или даже позволяют возможности такого контакта, за которым АВТОМАТИЧЕСКИ и БЕЗУСЛОВНО следует «причинение вреда» «опасностью».

Наш мир – это мир ОПАСНОСТЕЙ И РИСКОВ! Мы привыкли жить в обстановке «военного лагеря», окруженного многочисленными и разнообразными опасностями, постоянно держа их под неусыпным контролем и всемерно снижая риски их воздействия.

Вдумайтесь – Самое страшное для всего живого на Земле – огонь! Он убивает жизнь органических тел, сжигая их! Но именно «приручение» огня дало древнему человеку невероятную, только ему подвластную, силу над миром! Современная цивилизация никогда бы не возникла, если бы мы не умели «управлять» огнем. Недаром пожаром называют «неуправляемое (или неконтролируемое) горение вне специального очага». В этих словах все сказано. Этим пожар отличается от печки, на которой готовят пищу!

И третий пример. Каждый день мы используем кипяток для приготовления чая, кофе, компота, супа! И редко-редко, когда обжигаемся, если делаем все ПРАВИЛЬНО!

Опасностей множество, но мы должны с ними обращаться так, чтобы риски их неблагоприятного воздействия не переросли в настоящий несчастный случай!

Итак, главное в охране труда это «борьба» с рисками!

Известно, что все причины всех неблагоприятных событий делятся на: технические (технологические, санитарно-гигиенические и т.п.), организационные, и личностные (связанные с так называемым «человеческим фактором»). Последние превалируют!!!

Если же посмотреть на них более детально, то порядка четверти всех личностных причин связаны с «потерей бдительности», кратковременной утраты должной «концентрации внимания», с нарушением двигательной моторики и других психо-физиологических процессов.

Вот почему идеи длительных смен «безумны» с позиции охраны труда – усталость ведет к потере «осторожности», «тщательности» и точности действий в условиях «сосуществования» с опасностями. Наказание следует мгновенно и неотвратимо!

Остальные три четверти причин травмирования связаны с НЕУМЕНИЕМ РАБОТАТЬ правильно, в отсутствии знаний, умений и навыков безопасного выполнения работ!!!

Персонал нужно УЧИТЬ БЕЗОПАСНО РАБОТАТЬ! Другого не дано.

И нужно создавать условия, когда МОЖНО И ХОЧЕТСЯ РАБОТАТЬ БЕЗОПАСНО!

Огромную роль здесь играет обычный ПОРЯДОК + ЧЕТКАЯ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ВСЕХ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОПЕРАЦИЙ, а также ВИЗУАЛИЗАЦИЯ опасных зон и отдельных опасных объектов или их свойств.

Визуализация очень важна, ибо активизирует наше, выработанное тысячелетиями эволюции человека как биологического существа, чувство опасности. «Почувствовав» (в истории человечества – увидев!!!) опасность (а она источник стресса!!!), организм автоматически выбрасывает в кровь адреналин, благодаря чему все недомогания отходят на задний план, голова начинает четко мыслить, руки-ноги начинают точно двигаться именно так, как надо, мышцы готовы работать по максимуму и т.п. — в итоге мы «собираемся с духом», расправляем плечи, концентрируем внимание, готовы свернуть горы, и действуем четко и БЕЗОПАСНО!

Но как увидеть то, что мы увидеть не можем? Мы не видим газ, мы не различаем по виду жидкость (воду или спирт, или эфир или …) и многое другое тоже! Все это надо визуализировать – наклейкой этикеток и надписей, раскраской и подкраской, задымлением или одорированием (приданием запаха) – да мало ли как это можно сделать – но сделать нужно обязательно, нужно визуализовать опасности, которых мы без этого не видим, не осознаем, не фиксируем!!!

В условиях, когда его величество рабочий класс полностью разучился читать, привык смотреть картинки телевизора или айфона, ему нужно дать ВМЕСТО ИНСТРУКЦИЙ или ДОПОЛНИТЕЛЬНО К ИНСТРУКЦИЯМ наглядное визуально воспринимаемое РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ!

Вот почему раскраска и зонирование полов, оборудования, использование знаков безопасности, отражающих свет элементов и т.п. – огромное достижение и благо для охраны труда! Ибо она всей этой визуализацией «за руку» ведет работника по тропинке безопасности, делая невозможным известные ситуации: «Ходит птичка весело по тропинке бедствий, не предвидя от сего никаких последствий» !!!

Вот почему бережливое производство, наводя порядок, т.е. создавая «хорошие» условия для производительного труда, оптимизируя производственную среду и трудовой процесс, т.е. предупреждая невольное попадание работника в опасную зону и неверные движения, визуализируя невидимые опасности, и тем самым, активизируя нашу осторожность, невольно и невольно, осознанно или нет, но создают безопасные условия труда, новую по методам и прогрессивную по идеям «бережливую охрану труда»!

И использование идей бережливого производства в охране труда нужно только приветствовать!

Автор: Г.З. Файнбург