Директор Департамента Дмитрий Баснак в интервью «Российской бизнес-газете» — о системе профессионального развития госслужащих

Snimok_ekrana_2014-02-17_v_16.31.54

Минтруд России разрабатывает поправки в закон о гражданской службе. Планируется создать широкую систему профессионального развития госслужащих. Сегодня программы профпереподготовки и повышения квалификации осваивают почти 10% госслужащих. При этом за рубежом, по данным разработчиков проекта, чиновники учатся гораздо чаще, чем дома. Минтруд предлагает ввести для наших чиновников новые формы обучения. Кому в первую очередь необходимы курсы повышения квалификации и во сколько обойдется бюджету профессиональное обучение госслужащих, «РГБ» рассказал директор департамента государственной политики в сфере государственной и муниципальной службы, противодействия коррупции Минтруда России Дмитрий Баснак.

— Для чего необходимы новые правила? Чем плохи действующие?

Дмитрий Баснак: Уже прошло 11 лет с тех пор, как принят закон о государственной гражданской службе, где прописано, каким образом должно быть организовано обучение кадров в государственных органах. Эти нормы требуют совершенствования, потому что сейчас при планировании мероприятий, направленных на профессиональное развитие государственных гражданских служащих, кадровая служба ограничивается только двумя видами их дополнительного профессионального образования: повышением квалификации и профессиональной переподготовкой. Законопроектом расширяется спектр возможностей гражданских служащих для непрерывного развития в целях повышения эффективности исполнения своих должностных обязанностей и работы государственных органов в целом.

Необходимо иметь в виду, что в современном мире информация и полученные во время обучения в вузах знания настолько быстро устаревают, что потребность в их непрерывном обновлении постоянно возрастает.

— По каким направлениям необходимо оперативно обновлять знания?

Дмитрий Баснак: Бюджетная политика, информационная безопасность, функционирование контрактной системы в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, инвестиционная политика и другие. Так, если специалисты государственного органа не знакомы с основами функционирования контрактной системы, они таких дров наломают, что исполнение государственными органами своих функций окажется под угрозой, да и бюджетные средства будут расходоваться неэффективно. Поэтому мы считаем, что внедрение на государственной службе принципа непрерывного профессионального развития государственных служащих — это ответ на вызовы современности. В этой связи законопроектом предусмотрено, что госслужащий может осуществлять свое профессиональное развитие, не только получая при необходимости дополнительное профессиональное образование, но и участвуя в семинарах, тренингах, мероприятиях по обмену опытом. В последнем случае имеются в виду прежде всего служебные стажировки и наставничество. Форма наставничества не нова, она существовала и раньше, к примеру, активно сегодня применяется на военной службе.

— Если наставничество и так существует на практике, для чего его специально прописывать?

Дмитрий Баснак: Допустим, приходит новый специалист, его нужно профессионально ввести в курс дела. Для этого новичку предоставляется наставник, как правило, проработавший не один год в организации, который ему поможет адаптироваться. Необходимо узаконить эти отношения, чтобы и наставник, и вновь прибывший понимали, что у них есть определенные права и обязанности. Если этого нет, то во многом это добрая воля. Сегодня он захотел быть наставником, а завтра может передумать. Таким образом, наставничество на государственной гражданской службе должно осуществляться на правовой основе.

— Какие права могут быть у наставников?

Дмитрий Баснак: Наставником госслужащий становится после принятия соответствующего правового акта. В этом случае он берет на себя ответственность за адаптацию новичка в новых условиях, помогает новичку, наблюдает за тем, как он проявляет себя в период испытательного срока, оценивает знания, умения и навыки, имеющиеся у новичка, и качество исполняемых им поручений. По итогам испытательного срока наставник должен вынести свое заключение о способности нового государственного служащего исполнять обязанности по замещаемой должности. Если его работа не устраивает, то наставник должен написать отчет для обсуждения результатов работы новичка и принятия решения о целесообразности его дальнейшей работы на госслужбе. Сейчас механизм наставничества законодательно не определен.

— Стажировки останутся?

Дмитрий Баснак: Стажировка очень эффективный способ обмена опытом. Сегодня положения о стажировках государственных служащих нет. Стоит вопрос о том, каким образом оно должно быть прописано. Вот, к примеру, отправили чиновника в другую организацию на стажировку опыта набираться, а что он там делает на самом деле? Если это не оформлено должным образом, то он формально прогуливает работу. Должен быть определен порядок прохождения государственными служащими стажировок.

— Согласно поправкам большая роль в принятии решений отводится кадровой службе?

Дмитрий Баснак: Конечно. Кадровая служба — это тот оператор, которому следует понимать, какие есть потребности у руководства, какие есть кадровые проблемы и каким образом эти проблемы можно решить, в том числе и через разные формы профессионального развития госслужащих. Сегодня кадровая служба госоргана должна обладать знаниями в области современных кадровых технологий и заниматься не делопроизводством, как это зачастую бывает, а отбором, оценкой и развитием кадрового состава на основе его индивидуального плана профессионального и карьерного роста.

Кадровой службе необходимо на основе оценки знаний служащего и с учетом потребности госоргана направлять чиновника на обучение, на семинар или на стажировку. Госслужащий должен получать знания, умения и навыки, чтобы лучше исполнять свои профессиональные служебные обязанности. Задача кадровой службы — управлять процессом профессионального развития специалистов. Законопроект направлен на расширение инструментария возможностей кадровой службы.

— В поправках будет прописан возрастной ценз, кому получать дополнительное образование, к примеру, уже поздно?

Дмитрий Баснак: Никакого возрастного ценза нет. Мы ориентируемся исключительно на потребность руководителя. И активно призываем госорганы не применять только классические формы обучения сотрудников, а стремиться оптимизировать расходы. Больше использовать дистанционные формы обучения, семинары и тренинги.

— Может, тогда и загранкомандировки стоит отменить?

Дмитрий Баснак: Дистанционное обучение — это хорошо, но порой очень важно напрямую пообщаться со специалистами различных структур. Не просто услышать, но и посмотреть, задать вопрос специалистам-практикам и даже «потрогать руками». Зарубежные поездки, с нашей точки зрения, крайне необходимы только тем служащим, которые участвуют в разработке государственной политики в соответствующей области. Речь в первую очередь идет о руководящем составе госорганов.

— Сколько предполагается потратить денег из казны на профессиональное образование чиновников?

Дмитрий Баснак: Все расходы на обучение госслужащих укладываются в параметры бюджета. У нас и так идет регулярное сокращение финансирования на эти цели. Если в 2008 году финансирование госзаказа на дополнительное профессиональное образование чиновников составляло 831 млн руб., то в 2010-м уже 460,9 млн, а в этом и того меньше — около 375 млн. Этот объем финансирования только частично покрывает потребность госорганов в профессиональном образовании госслужащих. Из-за сокращения финансирования необходимо стимулировать переход госорганов на краткосрочные программы обучения, в том числе реализуемые в дистанционном формате. Чтобы не заставлять чиновника сидеть по 100-140 часов в аудитории, получать необходимые знания он должен в более сжатом формате, без ненужных лекций, но без потери качества. Знаете, про историю Древнего Египта можно при желании и самостоятельно прочитать. Самое важное — это прикладные знания. То, что конкретно можно применить при исполнении профессиональных должностных обязанностей.

— Мне кажется, сам сотрудник тоже заинтересован в повышении своей квалификации. Учитывая ограниченность бюджета, он может частично оплачивать образовательные программы?

Дмитрий Баснак: К сожалению, сейчас оплата труда работников госорганов не решает этот вопрос. Никто не запрещает ему заниматься самообразованием, наоборот, самообразование — это часть профессионального развития. Но все-таки вопросы, связанные с исполнением профессиональных обязанностей госслужащим, включая его обучение, — это забота государства.

— Госслужащий может выступать инициатором прохождения специальных курсов?

Дмитрий Баснак: Может, конечно. У него есть индивидуальный план профессионального развития, который он составляет совместно со своим непосредственным руководителем. В индивидуальном плане он может указать сферы, которые ему интересны, и его позиция будет учтена.

— А если он захочет выучить китайский язык?

Дмитрий Баснак: Это зависит от того, как составлены квалификационные требования. Если его должность предусматривает, как в МИДе, знание двух языков, то, конечно, поддержание на определенном уровне знания госслужащим иностранного языка — это основание для того, чтобы его учить. А если это в квалификационные требования и в круг его задач не входит, то нет.

— Государство вкладывает в образование чиновников миллионы, а если сотрудник повысил квалификацию и уволился? Или его отправили за границу, а он там остался?

Дмитрий Баснак: Главное, этот человек все равно остался в экономике страны. Задача государства рассматривать человеческий капитал как долгосрочный экономический ресурс, прибыльность использования которого по мере накопления им знаний и опыта только возрастает. Дорогостоящие программы, несомненно, должны быть с условием возврата денег. Если он действительно поехал куда-то и на него потратили огромную сумму, это один разговор. А когда это было, как у всех, повышение квалификации, фактически получить это обучение он мог наравне с другими, то за это ставить какие-то обязательные условия, я думаю, не стоит. Следует учесть, что сейчас обучение госслужащих за рубежом не носит массовый характер и крайне непродолжительно по времени. Если, к примеру, чиновник прошел специальный отбор для обучения за границей на длительный срок и там остался, то тогда он, несомненно, должен вернуть деньги бюджету.

— Условия возврата денег как-то отражены в ваших поправках?

Дмитрий Баснак: Скорее всего эти нюансы будут прописаны в подзаконном акте.

Есть вопросы по охране труда или кадровому делопроизводству?
Наши специалисты будут рады помочь вам их решить!