Статс-секретарь-замминистра Андрей Пудов в интервью «Комсомольской правде» рассказал о системе охраны здоровья работающих граждан

1374833113_2013-07-26_130335

— Андрей Николаевич, насколько остро у нас стоит проблема потери здоровья на работе — сколько в России пострадавших от профзаболеваний?

— Если посмотреть официальную статистику, то количество случаев профессиональных заболеваний в нашей стране на сегодня небольшое: чуть более 7 тысяч за 2014 год. Однако не стоит обольщаться — речь идет о низкой выявляемости. На самом деле число россиян, теряющих здоровье на работе, гораздо выше.

— Как человеку узнать, что его рабочее место входит в категорию вредных, и что полагается в этом случае?

— На самом деле рабочие места с вредными для здоровья факторами есть практически во всех сферах — от добычи полезных ископаемых до здравоохранения, где опасному воздействию подвергаются, например, рентгенологи. Когда человека принимают на работу, работодатель обязан письменно предупредить, что на данном месте есть вредные факторы и возможны профессиональные заболевания. Это дает право работнику на гарантии и компенсации: бесплатные средства индивидуальной защиты, дополнительные отпуска и другие меры поддержки.

— Также работодатель, у которого на рабочих местах есть вредные для здоровья факторы, обязан не реже чем раз в год организовывать бесплатные медицинские профилактические осмотры для своих сотрудников, — продолжает Андрей Пудов. — Если этого не происходит, работнику нужно сообщить о таком нарушении: через профсоюз или напрямую в Роструд, в том числе можно подать жалобу анонимно.

— Не секрет, что профосмотры у нас порой проводятся фиктивно, для галочки.

— Да, мы признаем эту проблему. Нередко работники, особенно если они трудятся на предприятиях в моногородах, боятся потерять работу из-за профосмотра. Ведь если врачи вы­явят признаки профзаболевания, работодатель по закону обязан перевести сотрудника на другое место, без вредных факторов. А таких вакансий может не оказаться либо зарплата будет гораздо ниже.

— Вы видите пути решения этой проблемы?

— Да, мы планируем исправить ситуацию, изменив 125-й Федеральный закон («Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». — Ред.). Главное новшество, которое предлагается, — чтобы существенная часть гарантий и компенсаций предоставлялась работникам не по факту состоявшегося профзаболевания, а при выявлении первых же признаков, симптомов. То есть акцент сместится с выплат по факту профессионального заболевания на профилактику, восстановление здоровья на самой ранней стадии.

— Расскажите подробнее: как могут выглядеть изменения на практике?

— Человек, который трудится на рабочем месте с вредными факторами, проходит регулярные полноценные, не-формальные профосмотры, в ходе которых врачи сосредоточиваются на максимально раннем выявлении признаков профзаболевания. Если есть тревожные симптомы, признаки начинающегося проф-заболевания, человека выводят с вредного рабочего места и направляют на бесплатную реабилитацию: лечение, санаторно-курортное оздоровление. Если за стандартный срок — скажем, 21 день — выяснится, что реабилитационный период не помог, то должно быть выдано жесткое предписание, исполнение которого проконтролирует Роструд: этот человек больше не должен появиться на данном рабочем месте, чтобы не потерять здоровье.

— И куда деваться дальше? Найти новую работу сейчас непросто.

— Мы прорабатываем несколько вариантов. Во-первых, если у работодателя есть другие вакансии, где сотрудник может трудиться без вреда для здоровья, то человека обязаны перевести на такое рабочее место. Во-вторых, нужно шире использовать возможности переобучения, которые по закону есть и сегодня. Напомню: все работодатели перечисляют взносы на обязательное социальное страхование своих работников от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний. Эти средства находятся в распоряжении Фонда социального страхования (ФСС РФ) и могут быть направлены в том числе на переобучение работников, если по состоянию здоровья они не могут трудиться на прежнем рабочем месте.

— Мы уже привыкли, что из-за сложной экономической ситуации средств часто не хватает, — вы уверены, что у ФСС хватит денег на переобучение?

— Бюджет фонда в части страхования от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний сейчас профицитный, недостатка в средствах нет, а используются они на то же переобучение минимально. Надо расширять такое применение, заинтересовывать в нем как работников, так и работодателей. Кстати, для работодателей мы предлагаем и еще одну меру стимулирования: повысить лимит средств, которые можно направлять на повышение безопасности условий труда с нынешних 20 до 30%. Поясню: работодатель, у которого есть вредные производственные факторы, сейчас вправе уменьшить размер своих взносов в ФСС на 20%, направив эти средства на организацию профосмотров, закупку индивидуальных средств защиты, санаторно-курортное лечение сотрудников. В то же время, повышая размер такого страхового вычета, мы хотим ввести дополнительную меру контроля за расходованием средств. А именно: работодатель должен обосновать и согласовать, на что именно будут направлены данные средства. Если это будет, скажем, профосмотр, то кто и как будет его проводить, какие гарантии, что осмотр не фиктивный.

— Кто же будет оценивать и проверять эффективность мер, на которые хочет направить деньги работодатель?

— Мы предлагаем ввести, точнее, восстановить институт страховых экспертов при Фонде социального страхования. Это независимые профессионалы, которые будут руководствоваться утвержденной методологией. Они могли бы участвовать в работе соответствующих комиссий, в том числе реально оценивать результаты тех же проф­осмотров.

Есть вопросы по охране труда или кадровому делопроизводству?
Наши специалисты будут рады помочь вам их решить!