19 лет мы помогаем нашим клиентам в сфере охраны труда и кадрового делопроизводства

Корзина

Корзина
Вы еще ничего не выбрали
Корзина
Всего товаров: 0 шт., на сумму: 0 руб.

Правовая защита

Охрана труда не терпит невнимательного отношения к себе,
поскольку она напрямую связана со здоровьем людей.

8(800)707-99-00
info@otrude.ru

Условия труда

В силу статьи 220 Трудового кодекса РФ условия труда, предусмотренные трудовым договором, должны соответствовать требованиям охраны труда.
На время приостановления работ в связи с административным приостановлением деятельности или временным запретом деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации вследствие нарушения государственных нормативных требований охраны труда не по вине работника за ним сохраняются место работы (должность) и средний заработок.
В случае необеспечения работника в соответствии с установленными нормами средствами индивидуальной и коллективной защиты работодатель не имеет права требовать от работника исполнения трудовых обязанностей и обязан оплатить возникший по этой причине простой в соответствии с настоящим Кодексом.
Отказ работника от выполнения работ в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья вследствие нарушения требований охраны труда либо от выполнения работ с вредными и (или) опасными условиями труда, не предусмотренных трудовым договором, не влечет за собой привлечения его к дисциплинарной ответственности.
В случае причинения вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей возмещение указанного вреда осуществляется в соответствии с федеральным законом.
Анализ судебной практики за последний год показывает, что споры
между работниками и работодателями сводятся в основном ко взысканию компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью.
Апелляционным определением Мурманского областного суда от 20.11.2013 N 33-3898/2013 оставлено без изменения решение суда первой инстанции, которым удовлетворены исковые требования о взыскании компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья. Истцу удалось доказать, что полученное профессиональное заболевание он получил за время работы у ответчиков, и данное заболевание имеет причинно-следственную связь с выполнением истцом работы в условиях воздействия на организм вредных производственных факторов и веществ и длительностью их воздействия. При этом суд апелляционной инстанции основывает свои выводы на нормах Трудового кодекса РФ, устанавливающих обязанность работодателя возмещать вред, причиненный работникам в связи с выполнением ими трудовых обязанностей, компенсировать моральный вред и обеспечивать безопасность работников и соответствующие требованиям охраны труда условия труда на каждом рабочем месте (статьи 22, 212, 237), а также на п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», согласно которому возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве и профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.
Судом установлено, что Ф. работала в ОАО «Комбинат Североникель». Данный факт и периоды работы подтверждаются представленной копией трудовой книжки, приказами о приеме на работу, о переводе на другую работу и прекращении (расторжении) трудового договора, трудовым договором. Ф. была уволена по п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ в связи с отсутствием у работодателя соответствующей работы, необходимой работнику в соответствии с медицинским заключением.
Решениями ВК клиники НИЛ ФГУН СЗНЦ гигиены и общественного здоровья г. Кировска истцу впервые установлены профзаболевания, которые обусловлены длительным воздействием вредных производственных факторов (химические вещества, обладающие аллергенным действием; никель и его соединения, тяжесть труда). По профзаболеваниям противопоказана работы в контакте с пылью, токсическими и раздражающими веществами, аллергенами, физическими нагрузками, в вынужденной рабочей позе, с наклонами и поворотами головы, корпуса.
По результатам расследования профессиональных заболеваний Ф., проведенного комиссией, в состав которой входили представители ОАО «Кольская ГМК», ведущий специалист - эксперт Территориального отдела Управления Роспотребнадзора по Мурманской области, представитель филиала ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии» в Мурманской области, зав. отделением профилактики гор. поликлиники МЦГБ, составлены акты о случае профессионального заболевания, утвержденные начальником Территориального отдела Управления Роспотребнадзора по Мурманской области, Главным государственным санитарным врачом по Мурманской области.
Из актов следует, что непосредственной причиной возникновения у Ф. профзаболеваний послужило длительное воздействие на организм вредных производственных факторов (химических веществ, обладающих аллергенным действием).
Учреждением медико-социальной экспертизы ФКУ «ГБ МСЭ по Мурманской области» Бюро МСЭ N 6 смешанного профиля истцу установлено по х % утраты профессиональной трудоспособности по каждому из трех профессиональных заболеваний.
На основании представленных доказательств суд обоснованно пришел к выводу о наличии правовых оснований для возложения на бывших работодателей истца - ОАО «Комбинат Североникель» и ОАО «Кольская ГМК» обязанности по компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, пропорционально количеству отработанного истцом у данного работодателя времени, в размере по х рублей с каждого из ответчиков.
Оценивая доводы апелляционной жалобы о несогласии с размером компенсации морального вреда, судебная коллегия находит, что размер компенсации морального вреда установлен судом с учетом положений статей 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации и соответствует требованиям разумности и справедливости, степени вины ответчиков, физических и нравственных страданий истца.
Аналогичные решения приняты, в частности, Апелляционным определением Томского областного суда от 02.04.2013 по делу N 33-805/2013, которым удовлетворен иск о взыскании компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью, поскольку профессиональное заболевание истца явилось следствием его работы во вредных и тяжелых условиях у данного ответчика, размер компенсации определен с учетом физических и нравственных страданий истца, Определением Пермского краевого суда от 11.09.2013 по делу N 33-8561-2013, которым удовлетворено требование о взыскании компенсации морального вреда, поскольку размер компенсации морального вреда соответствует объему и характеру причиненных работнику нравственных и физических страданий, степени вины работодателя, которым в течение некоторого периода времени принимались меры по охране труда работников, требованиям разумности и справедливости.
Таким образом, работник может обратиться с требованием о возмещении ущерба, причиненного здоровью непосредственно к работодателю только в части взыскания компенсации морального вреда. Возмещение вреда здоровью производится за счет страхового возмещения.
Тем не менее, работодателем может быть принят локальный нормативный акт, который устанавливает выплату работникам пособия сверх установленных законодательством выплат по возмещению вреда здоровью работника, связанного с вредными условиями труда или несчастным случаем.
Апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан от 04.07.2013 по делу N 33-8310/2013 удовлетворены исковые требования о взыскании пособия в связи с причинением вреда здоровью и компенсации морального вреда. Судом было установлено, что коллективным договором, заключенным между трудовым коллективом, профсоюзной организацией и администрацией ООО «Уфимский фанерный комбинат» предусмотрен ряд мер по улучшению благосостояния и социальной защиты, обеспечению условий и безопасности труда работающих, в частности в случае причинения вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей положено выплачивать сверх установленного законодательством единовременное пособие в размере не менее 50 минимальных размеров оплаты труда при установлении 1 группы инвалидности. С учетом этого и представленных доказательств суд пришел к выводу о том, что, работодатель на основании п. 11.11 указанного договора обязан был выплатить С.Т.М. единовременное пособие.
При взыскании денежных сумм с работодателя по возмещению ущерба здоровью от условий труда, следует учитывать, что такое возмещение производится за счет средств Фонда социального страхования (если вред причинен до вступления в силу Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»). Помимо этого работник может взыскать с работодателя компенсацию морального вреда, и, в случае если это предусмотрено локальными нормативными актами работодателя, пособие за причинение вреда здоровью работнику в установленном размере, порядке и при наличии соответствующих условий. При этом необходимо обеспечить прочную доказательственную базу, обеспечивающую предмет доказывания:
наличие трудовых (возможно гражданско-правовых) отношений между истцом и ответчиком;
наличие профессионального заболевания или производственной травмы;
наличие вредных условий труда или несчастного случая, произошедшего при выполнении трудовых обязанностей истцом;
наличие причинно-следственной связи между имеющимся заболеванием (травмой) и вредными условиями труда (несчастным случаем);
в случае взыскания компенсации морального вреда - степень нравственных и физических страданий, причиненных работнику в связи с повреждением здоровья;
в случае взыскания пособия в связи с причинением вреда здоровью помимо страхового возмещения, предусмотренного законом, - наличие локального нормативно-правового акта, устанавливающего право работника на такое пособие.
Судебная практика подтверждает, что в случаях, когда с застрахованными лицами происходит несчастный случай на производстве и при правильном их оформлении работодателем, суд, в основном, на стороне застрахованного лица – практически все основания отказа страховщика в назначении страхового обеспечения в связи с несчастным случаем на производстве признаются незаконными (Апелляционное определение Омского областного суда от 25.04.2012 по делу N 33-2512/2012, Кассационное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 27.12.2011 по делу N 33-17428/2011г. и др.).
Так, например, Апелляционным определением Кемеровского областного суда от 17.08.2012 по делу N 33-7768 был признан отказ в назначении страхового обеспечения в случае, когда работница покинула свое рабочее место, не предупредив об этом руководителя, а в момент несчастного случая находилась не при исполнении трудовых обязанностей и на территории, не принадлежащей работодателю. Кроме того, ее действия, как указывал страховщик, не были обусловлены трудовыми отношениями с работодателями. Суд признал, что полученное повреждение здоровья истицей получено в результате несчастного случая на производстве, так как: она состояла в трудовых отношениях; являлась застрахованных лицом; данное повреждение здоровья подтверждено в установленном законом порядке – справкой МСЭ N от 03.04.2012, актом N освидетельствования в ФКУ «ГБ МСЭ». Довод апелляционной жалобы о том, что в момент несчастного случая истица не находилась при исполнении трудовых обязанностей, судебная коллегия нашла необоснованным, так как истица получила увечье при осуществлении правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями.
В связи с изменениями в законодательстве в этой сфере некоторые трудности возникают и при определении размера ежемесячной страховой выплаты. В частности, спорные моменты возникают в применении Федерального Закона от 09.12.2010 N 350-ФЗ. До его принятия не был определен порядок увеличения сумм заработка, из которого исчисляется ежемесячная страховая выплата. Однако суд считает, что это не должно лишать их права на увеличение сумм такого заработка, так как отсутствие механизма соответствующего увеличения не должно нарушать установленное законом право потерпевших на полное возмещение вреда (см., например, Определение Верховного Суда РФ от 18.10.2013 N 81-КГ13-16).
Споры страхователя со страховщиками в основном сводятся в вопросах определения размера и своевременности оплаты страховых взносов. Страхователь-работодатель платит страховые взносы на случай травматизма, исходя из страхового тарифа с учетом скидки или надбавки (п. 1 ст. 22 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ). Правила установления скидок и надбавок к страховым тарифам утверждены Постановлением Правительства РФ от 30.05.2012 N 524. Одно из условий установления скидок – своевременность уплаты текущих страховых взносов. Однако о каких именно страховых взносах идет речь, Правила не пояснили. В связи с этим при отказе в предоставлении скидок организации обращаются в суд. По мнению же арбитражных судов, в данном случае речь идет именно о платежах, подлежащих уплате в том календарном году, в котором подается заявление об установлении скидки. А нарушение срока уплаты страховых взносов в предыдущих периодах не влияет на установление скидки к страховому тарифу в том периоде, когда страхователь обратился с указанным заявлением (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.09.2013 N А74-141/2013);
Большая часть обращений в суд связана с признанием незаконных решений страховщиков о привлечении страхователя к ответственности за неисполнение обязанностей по обязательному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Например, Фонды социального страхования привлекают организации к ответственности в виде штрафа за занижение базы для начисления страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на сумму, выплаченную по договорам об оказании услуг (гражданско-правовых договоров). Если же в процессе судебного разбирательства устанавливается факт, что гражданско-правовые договоры не содержат условий об обязанности общества производить отчисления на обязательное социальное страхование исполнителей по сделкам, то решения страховщиков признают незаконным (ФАС Центрального округа от 25.04.2013 по делу N А35-9326/2012).